Королек – птичка певчая

Музыка: Галкин А.,
Слова: Галкин А.,

Исстари истина издали изгнана
Издавна с пристани мысли единственный,
Искренним близкий нам в чистом найти себя
Способ лишь задать душе вопросы.

Исстари истина издали издавна
Изгнана с пристани мысли единственный,
Искренним близкий нам в чистом найти себя
Способ это веровать просто.

Приятный полумрак клуба, дыма клубы,
Воздух бит, рубит грубо «Клик-клак».
Танец дам в свете неоновых ламп,
Женщины-вамп, пьяные в хлам,
Но ловят вмиг такт.

Антракт, а там, за танцполом,
В углу стоит столик, сидит человек
Сорока лет на вид.
Во взгляде сквозит холод,
И чёрную смолоду голову
Седина серебрит сурово.

Гений лени от рождения, как Онегин Евгений,
Он, тем не менее, имел склонность
К постоянным размышлениям.
Странно, снова мысль как бы застыла в движении упрямом,
Породила морщины и складки.

Прямо ум шаткий, принял много дум гадких,
Он решал сложную загадку
В изнеможении в нетерпении,
Порции никотина и кофе.

Это Слава Королёк,
Через час ему быть на сходке надо,
Расклад вот какой,
Он должен объявить гадом
Того, кто спас его глотку
Ещё по первой ходке.

«Ладно, как-то уладим»,
В негодовании он в кулаке сжимал татуировку,
Вспоминал лесоповал, как бежал с ним в Тайге,
Две недели мох жрал.

Дышал еле-еле, подозвал,
Подошли две шестёрки,
Помогли встать ему,
«Плевать на понятия, я и есть понятия,
Попробуй взять меня».

Так он размышлял,
Когда закрывал дверь машины,
И в подмосковье понесли шины,
Куда-то в Подмосковье.

Без пяти пять, вроде,
Должно быть, все в сборе.
Вскоре, машину оставив за два квартала,
Подходит в летнее кафе, там сидят пятеро, уже подшофе.

Двое бросили ему: «Здорово, кореш», он кивнул стоя,
Сказал: «Не будем спорить, пустое,
Значит, так, пацаны, знаете, кто я.
Лучше нажраться земли,
Но Мишу Ворона сгноить я вам не позволю.
Оторву голову каждому, кто хоть однажды скажет
Лишь слово в сторону его вины».

Перевернул столик, смолк,
И все оглохли от той тишины.
Не видел кто под ребро всадил ему перо,
Перед глазами вмиг темно стало.
Зашаталось всё кругом, куда-то поплыло,
Сердце колотилось, прыгало, сжималось,
Липкие капли падали на пол,
Почти светло, и до зари недалеко,
В груди тепло как-то.

Мама, шептал он,
Мне бы до трамвайных путей дойти,
А там свои.
Фонари танцуют, фонари,
Он оставлял шлейф крови,
Шаги так трудно давались,
Стараясь, шёл, сопротивляясь
Притяжению земли зыбкой.

Его нашли лишь утром ранним, туманным,
Бездыханным, но со счастливой улыбкой.

Исстари истина издали изгнана
Издавна с пристани мысли единственный,
Искренним близкий нам в чистом найти себя
Способ лишь задать душе вопросы.

Исстари истина издали издавна
Изгнана с пристани мысли единственный,
Искренним близкий нам в чистом найти себя
Способ это веровать просто.

Наверх